Father, why do I still feel guilty?
Название: Лес
Фэндом: Torchwood
Рейтинг: PG15
Размещение: спросите.
От автора: конец навеян фильмом Сакурова "Отец и сын"

С того момента, как человек впервые начинает осознавать себя, он ищет ориентиры, якоря, которые помогают ему обозначить и ограничить себя в мире. Голос матери и запах отца, а потом и другие люди - маленькому человечку это просто, потому как жизнь не дает ему особого выбора. Но позже, позже все становится гораздо сложнее.

Каждый ищет свое. Деньги, секс, алкоголь, наркотики, работа, хобби - люди всегда отчаянно цепляются за что-то, до нервной дрожи опасаясь того, что если исчезнет их смысл, исчезнут и они сами. Превращая себя в живое воплощение своего смысла, сливаясь с ним, люди чувствуют себя счастливыми. Ну почти.

То, что Янто не практически не замечали, вовсе не означало того, что он не замечал жизнь вокруг. Наблюдая, собирая информацию, анализируя, он изучал своих коллег, хотя и не знал, сможет ли он когда-нибудь нормально общаться с ними, сможет ли он не думать о том, что в подвале спрятана его самая большая тайна.

Подобно Тошико, Янто находил себя в твердых знаниях, в информации, которая не изменится со временем. Дважды два всегда четыре, а солнце встает каждый день - эти и другие вещи были неизменны, несмотря на то, что он почти каждый день встречался с вещами, которые отвергала человеческая наука. Так было гораздо легче: стройные ряды цифр успокаивали, а ровные строки букв помогали сконцентрироваться. Янто ощущал свои знания как ядро, вокруг которого строилась вся его личность, которое скрывало все его чувства. Потеря этого была немыслима.

Но все же иногда, хоть на короткий миг, он жалел о том, что ему приходится делать все это. Ему было жалко свои дни, которые проходили по четко заданной схеме - с каждым таким днем он становился старше, взрослее, старее. Он жалел о том, что его отношения с Лизой привели его к обману, продажности, отчужденности. Но больше всего он переживал из-за своего положения в тот день, когда он лежал на полу ангара под Джеком, а рядом засыпал птеродактиль. Пусть на мгновение, но ему захотелось, чтобы Лизы не было, чтобы не было его вины и не было бы боли, что бы ему и в самом деле понравилась шинель Джека, и что бы это все он делал для себя. Но он думал так только одно мгновение.

Лиза никогда не отпускала его. Он всегда словно видел ее, чувствовал, ощущал ее присутствие. Даже тогда, когда теплые ладони Джека скользили по его коже, а мягкие губы оставляли легкие поцелуи на шее, даже тогда, когда Джек двигался в нем, когда ласкал его. И только на один миг, на один короткий миг она покидала его - в это мгновение Янто становился с Джеком единым целым, и для кого-то третьего не было места, кто бы он ни был.

Но как маленькая трещина может разрастись в разлом, так и этот маленький миг разрушал целостность Янто. Не было никого, кто мог бы ему объяснить происходящее с ним, не было и книг, в которых могли бы описать такое. Лиза была недвижна и холодна - Джек был живой и теплый. Джек улыбался ему, прикасался к нему кончиками пальцев и смотрел в глаза, ловил губами его вскрики и, прикрыв глаза, прислушивался к его сбивчивому дыханию. Своим поведением Джек портил Янто все уравнение его жизни, разрушал его, сам не подозревая об этом.

Джек давал ему полную свободу выбора, свободу воли. Он никогда не заставлял его, никогда ни к чему не принуждал. Но иногда это до такой степени бесило Янто, что он был готов зарычать от злости или просто высказать в лицо Джеку все, что он думает. И только потом, позже, когда в опустевшей базе не было никого, и Янто мог спокойно подумать, он начинал понимать, почему его так раздражает поведение Джека. Да, он злился на него, но эта злость была его же реакцией на собственное эгоистичное желание свалить всю ответственность на Джека. В глубине души Янто хотел, чтобы Джек не давал ему выбирать, что бы он заставил его остаться с ним и Янто бы освободил свою совесть, уговорил бы себя, что это Джек заставил его так поступить.

Янто просто начинал уставать от того, что его чувства распадались на две части: чем больше он хотел быть с Джеком, тем больше мучила его совесть, и тем четче был перед глазами образ окровавленной Лизы. Да, он все еще любил ее, но любил той извращенной любовью, которой хватается за последние минуты жизни осужденный на смерть. Он боялся потерять ее и с ее потерей обрести свободу, обрести право на новой счастье для себя, на новую любовь.

И чем больше он делал для Лизы, тем отчаянней ему был нужен Джек. Он боялся признаться себе, но он с ужасом ждал того дня, когда Лиза снова сможет быть с ним. В тот день он потерял бы Дека и этот страх заставлял его цепляться нервными пальцами за руки своего любовника, жадно вдыхать его аромат, впитывать в себя само его присутствие. Долгие ночи на белых простынях сменялись серыми днями, когда Янто оставался один на один со своей совестью и приятно ноющим и удовлетворенным телом. Джек никогда не делал Янто больно, но при этом каждый раз, когда они сплетались разгоряченными телами, Янто чувствовал боль, но она не приносила покоя.

Для Янто это был тупик, он просто не знал, что делать дальше. Иногда ему хотелось спрятаться от проблем - просто остаться дома под толстым одеялом и лежать, крепко закрыв глаза и ощущая вокруг себя тягучие вихри тишины. Это было бы так просто - притвориться, что тебя нет и ждать, пока все твои проблемы поверят в это и уйдут. Но Янто уже знал, что такое решение не является верным.

А потом все вышло из под контроля. Безумие Лизы, смерть Танзаки-сана, нападение Лизы на базу и посреди всего этого - горящие, обвиняющие глаза Джека. Последняя капля - и Янто больше не контролирует себя, выкрикивая ему в лицо проклятья и обвинения, понимая, глубоко в душе понимая, что это он сам перед ним виноват виноват виноват... В тот день он думал, что потерял все, всю свою жизнь. Джек сказал ему остаться, и Янто мог ощущать, как рушится его мир, как тлеют обломки чувств, когда взгляд привычно скользит по комнате, но больше не видит того, что видел раньше.

Вечером, когда в штабе, наконец, тишина и покой, Янто сидит на диване с кружкой горячего кофе. Не потому, что он его любит, а потому что кофе создает ему иллюзию присутствия Джека. Вся его жизнь была чередой иллюзий, и теперь он отчаянно пытается создать еще одну, что бы вернуть себе оборону, что бы снова чувствовать себя защищенным. Это так просто - ощущать всегда его запах и думать, что он рядом. Видеть его - и думать, что они вместе. Что же еще нужно? Внутри все так болит, все так ноет, что Янто не хочет ничего чувствовать - он хочет думать, что чувствует. Он напоминает сам себе сумасшедший автопилот навороченной машины - что бы он ни делал, все приводит к разрушительным результатам. Янто боится даже думать о будущем, боится искать себе новый смысл жизни.

Он думает, что се так и останется до конца его дней - его боль и его вина. Но в один из вечеров, когда все уже ушли, к нему на диван садится Джек и просто молча сидит рядом. Они сидят так очень долго, Янто кажется, что несколько часов, прежде чем Джек осторожно забирает из его рук кружку с остывшим напитком. Янто смотрит ему в глаза и понимает, что Джек снова дает ему право выбора. И Янто, не веря самому себе, что делает это, садится ближе и доверчиво закрывает глаза.

Он чувствует, как на его плечи ложатся до боли знакомые ладони и прижимают к теплому, расслабленному телу. Мерное дыхание Джека успокаивает Янто, и постепенно тот расслабляется в его руках, наполняя свои легкие тонким ароматом будущего, которое становится вполне возможным.

-Закрой глаза, скажи мне - где ты? - тихо спрашивает Джек, касаясь дыханием виска Янто.
-Где я? – еще тише повторяет Янто, вглядываясь в темноту закрытых век, - я не знаю…

С каждым вдохом и выдохом комната вокруг исчезает, превращаясь во что-то другое. Через некоторое время Янто понимает, что вокруг лес – темные стволы и тяжелые лапы елок и сосен поднимаются к черному ночному небу, с которого падают легкие медленные снежинки. Янто поднимает лицо, и чувствует, как снег тает на его губах.

-Я в лесу, - говорит он Джеку, - здесь темно и тихо. Здесь идет снег.
-А я там есть? – спрашивает Джек и Янто осматривается.

Около старой засохшей ели Янто видит его – своего капитана. Такое странное чувство – ему хочется увести Джека из этого леса, вытащить из темноты и какого-то безнадежного забвения. Янто открывает глаза и смотрит на Джека, а потом прижимается губами к его губам и крепко обнимает.

Новая мысль как молния прошивает его – это то, что делает их живыми. Может быть они и случайное столкновение частиц, может быть только деньги и имеют смысл в этой дряхлой вселенной. Но его смысл – это совсем другое. Запутавшись в морали, в жалости и в собственной слепоте, он совсем забыл о том, кто он есть.

Быть человеком – просто человеком, просто смертным – не это ли счастье? Проживать каждый свой миг, любить, ненавидеть, убивать, рождать новых людей – жить… Какие еще смыслы нужны?

-Нет, тебя там нет, - улыбаясь, говорит Янто Джеку, - ты здесь, со мной.

Жизнь нельзя описать формулой. Жизнь нельзя отлить в бронзе. Жизнь слишком жива для этого.

@темы: PG-15, Джанто, Романс, Торчвуд, слэш